Портрет Тирана

Антон Антонов-Овсеенко


Издательство «Хроника»
Нью-Йорк, 1980

От автора

Сталинщина — это целая эпоха (не о сталинизме надо говорить, о сталинщине). Сталинщина – политический бандитизм, обращенный в государственную политику.

Сталин сумел в короткое время отобрать у крестьян землю, у рабочих – заводы и оставить тех и других без средств к существованию. Он отнял у интеллигенции право на самостоятельное творчество, лишил народ всяких свобод, даже свободы передвижения.

Он умудрился править страной более четверти века и умудрился ни разу не вступить в диалог с подневольным народом: то был Монолог Властелина, который мало было слушать, его надо было неукоснительно исполнять.

Сам Сталин, его политический портрет – тема непреходящая: ибо не познав его, не познав сути сталинщины, трудно представить трагедию советского народа. Его позор.

Хрущев на предложение провести широкое расследование преступлений сталинского аппарата ответил: - «Нет, этого делать мы не можем: повторится 37 год. Ведь тогда все доносили на всех.»

Доля истины в этом есть, но лишь доля.

Уничтожено многое: документы, революционеры и их убийцы, немногие оставшиеся в живых молчали и свой смертный испуг они завещали детям и внукам.

В образе Сталина я пытался выявить его уголовную сущность, показать бандита и хулигана таким, каким он был.

Сталин убил моего отца, мать покончила с собой в тюрьме. В тюрьме прошла моя молодость.


Часть I

1. Как это ему удалось?

30.03.1918 лидер меньшевиков Л.Мартов выступил в своей газете «Вперед» против большевиков. Там была фраза, с которой все и началось.

«Что большевики искони призывались к разного рода удалым предприятиям экспроприаторского рода, хорошо известно хотя бы тому же т.Сталину, который в свое время был исключен из партийной организации за прикосновенность к экспроприациям.»

(Еще в 1906г. IV съезд РСДРП(б) принял резолюцию, осуждающую «захват денег под именем или с девизом социал-демократической партии».)

Сталин сразу привлек его (Мартова) к суду, подтасовал факты, закрыл газету.

Чтобы на какое-то время исчезнуть, чтобы забылось это выступление, Сталин летом 18 года работает, а значит в меру своих сил мешает другим в Царицыне. Не скоро Сталин оправится от мартовского позора.

В 1920 Ной Жордания опубликует в парижской газете статью, в которой расскажет об исключении Сталина из большевистской партии за подозрительные связи с уголовниками и самовольные экспроприации, но желающих прислушаться к голосу эмигранта Жордания в России не нашлось.

Почему Ленин весной 1918 г. не поддержал законных требований Мартова? Они вместе создавали Петербургский «Союз борьбы», уважал его.

Великий демократ Ленин, неистовый критик буржуазного строя, Ленин в годы становления диктатуры пролетариата стал нетерпим к критике нового строя. Жесткая цензура печатного слова была установлена с первых же дней советской власти.

Ленин действовал – а в случае с Мартовым бездействовал – сообразуясь, как ему казалось, с высшими интересами партии. «Цель оправдывает средства.»

Но, молчаливо потворствуя Сталину, как представителю большевиков, Ленин совершил непоправимую ошибку: Сталин надежно скомпрометировал руководителя партии.

В 1921 г. Мартов эмигрировал. Ленин интересовался, как он там живет, а незадолго до того как он потерял речь, сказал Крупской: «Вот говорят, и Мартов тоже умирает» очень с мягкой интонацией.

Жертва собственных догм, до чего он был непоследователен, Владимир Ленин.

Зато его преемника отличала железная последовательность. Со временем он уничтожит почти всех свидетелей бакинских преступлений и неразумных защитников Мартова в 1918 г.

Из «дела Мартова» Сталин извлек немало полезного. Он обнаружил слабые стороны Ленина-вождя и нащупал удобные тропинки в партийном и государственном аппарате.

Он испробовал свои силы по части организации общественного мнения, манипуляции органами печати и давления на госучреждения. То была – первая проба.

2. Проба вторая
(в Царицыне)

8 мая 1918 г. Ленин подписал удостоверение Снесареву (бывший царский генерал), назначив его военным руководителем Северо-Кавказского окружного комиссариата. Он стал налаживать дела в Царицине.

31 мая 1918 г. Сталин едет в Царицын руководителем продовольственного дела на юге России.

Между ними произошел инцидент: Сталин, в отсутствии командующего, занял его кабинет, и когда тот вошел, велел принести ему карту фронта. Снесарев принес, но сказал: «Надеюсь, больше вам не придет мысль что вы имеете дело с мальчиком на побегушках. Ранее я командовал 9-м армейским корпусом, а ныне правительство доверило мне фронт!»

Сталин ломает все созданное Снесаревым, ломает его самого, обвиняет его в саботаже, телеграфирует Ленину, что его надо убрать. Снесарева арестовывают. Сталин все взял в свои руки и доводит дело почти до поражения Царицына. Комиссия во главе с Окуловым освобождает Снесарева. Сталин потом уничтожит их обоих.

А как с продовольствием? Сталин действует привычными методами: взял под свое начало Волжское пароходство, захватил 2 судна с рыбой (2 млн. пудов), но на Север не спешил отправлять.

Летом 18 г. В Баку кризис. 26 комиссаров арестовали. Сталина Ленин просит держать связь с Баку, дать Баку помощь. Но если бы знал Ленин бакинское прошлое Кобы!

Шаумян сказал товарищам: «Вот увидите, Сталин распоряжения не выполнит. Он мне никогда не поможет, даже если у него все будет в избытке.» Шаумян знал Кобу по совместной подпольной работе в Баку и Тифлисе. Но откровенно Сталин не стал саботировать решение Ленина и послал малый отряд, когда уже власть в Баку пала.

Вместе с Лениным о гибели 26-ти комиссаров будет скорбеть и Сталин.

Сталин организовал травлю командующего Южным фронтом Сытина, и других членов РВС. «Я смещу своей рукой всех армейских командиров и комиссаров» - обещал он Ленину.

Новая склока встревожила центр. Свердлов напомнил Сталину о том, что подчинение Реввоенсовету республики обязательно для всех, включая членов ЦК.

Обсуждая вопрос о безусловном исполнении партработниками решений центральных органов, ЦК имел в виду прежде всего Сталина, доведшего Южный фронт до катастрофы. И если бы не помощь, то Царицын пришлось бы сдать (хотя потом в автобиографии будет написано, что воля и прозорливость Сталина отстояли Царицын.)

В Москве Сталин, скомпрометированный на Юге, пытается проникнуть в здание высшей военной власти, но здесь Троцкий, пользующийся полным доверием Ленина. А что если проникнуть в РВС Республики изнутри?

Он уверяет, что РВС Южного фронта станет образцом дисциплины, не настаивает на удалении Сытина. Он мечтает вернуться на фронт уже членом РВС Республики.

Ленин просит Троцкого наладить совместную работу со Сталиным. Но Троцкий еще в 17 году понял, что никакая плодотворная работа со Сталиным невозможна.

И отклонил рекомендацию вождя. Он не хотел рисковать своим детищем РВС.

Уже через год Сталин возьмет реванш: он встанет рядом с Троцким на лестнице партийной иерархии, на IX съезде он будет четвертым вслед за Лениным, Троцким, Бухариным, обогнав таких лидеров, как Каменев, Рыков, Томский.

Царицын – плацдарм для Сталина. Он побывал в роли диктатора. Вкусил крови. Кто подсчитает, сколько тысяч офицеров, солдат, красноармейцев казнено по его приказу?

3. Оппоненты

Обыватель тянется к сильной власти и каждый раз ее получает. Российскому обывателю после жестоких лет революции, гражданской войны нужен был порядок. Железная власть виделась ему как панацея от голода, разрухи, анархии. Нужен был диктатор.

В России чтут
Царя и кнут

Пока жил Ленин, мазохистские инстинкты толпы сдерживались. Не стало вождя и народ начал лепить нового царя-батюшку.

Приход Сталина к власти – случайность или необходимость? История ответила на этот вопрос. Сталин был актуален. Он появился в нужном месте в нужный момент. В 1922 г. одна парижская газета писала: «Ленин смертельно болен. Когда он умрет, к власти придет этот волосатый ингуш и устроит им всем кровавую баню.»

Троцкий со своим гипертрофированным самомнением недооценил пробивной силы Сталина. Троцкий мог стать вторым после Ленина человеком в государстве, но упорно отказывался от поста зам. Председателя Совнаркома.

На XII съезде, да и не только тогда, Троцкий воздержался от дискуссии, а когда в 1927 г. он решился совместно с другими оппозиционерами апеллировать к «партийным массам» - поезд уже ушел.

Сталин как нельзя лучше использовал эти просчеты главного конкурента.

Зиновьев и Каменев не пожелали ручки белые марать в делах административных – пусть этим займется Коба. Он, правда, необразован и груб, зато рука твердая. С нашей большевистской вольницей иначе нельзя. Посидит Коба немного в генсеках, а мы по теории лидируем.

Все они и Бухарин не воспринимали Сталина всерьез, а когда поняли, что этот актер занял сцену навсегда – было уже поздно.

Особые виды на Сталина имел Каменев. Они знакомы по туруханской ссылке. Весной 17г. Каменев со Сталиным самовольно завладели «Правдой», выступили по главным политическим вопросам против большевиков. Октябрь 17г. – Ленин клеймит Зиновьева и Каменева, Сталин заступается за Каменева. Долгие годы Сталин ходил учеником у Каменева.

На XI съезде (2 апреля 1922г.) – на многих бюллетенях сделана приписка – Сталина- генсеком, Молотова и Куйбышева – секретарями. Это – работа Каменева и она была осуждена съездом (съезд не уполномочен выбирать генсека).

Каменев еще не раз окажет ценные услуги Сталину. И Зиновьев тоже. Главное не дать ходу вельможному Троцкому. Уж лучше тупой, да крутой Коба.

Объединиться Зиновьев с Троцким не могли, не хотели – слишком амбициозны были оба. Каждый претендовал на роль вождя-идеолога.

В 25г. Крупская попыталась объединить группу авторитетных партийцев чтобы обуздать Кобу. Она присоединилась к Зиновьеву, Каменеву, Сокольникову, надеялась вовлечь Петровского, председателя Уральской ЦИК, но он отказался. Через 30 лет, после XX съезда, он выскажет друзьям свое запоздалое сожаление, и добавит: «Но в свете того, что мы знали тогда, в 25-ом, я себя не осуждаю».

В ближайшем окружении Ленина был один человек, который знал, что Сталин – кость от кости уголовного мира – это Свердлов. Еще со времени туруханской ссылки он избегал контактировать с Кобой и бойкотировал его весь 17-ый год. Но он рано умер – через полтора года после революции. А если был бы жив - хватило ли у него мужества, чтобы закрыть двери в ЦК перед Сталиным?

Незадолго до смерти Дзержинский стал бить тревогу, чуя угрозу расколу партии.

Летом 28г. Бухарин убеждал Каменева: «Если мы не объединимся, Коба подобно Чингисхану, всем глотки перережет». Но правые так и не объединились с Каменевым и Зиновьевым. Так в тюремной камере фраера шепчутся о своей горькой участи, а подняться против одного грязного урки не осмелятся. А иной готов пойти в услужение.

На банкете по случаю возвращения челюскинцев в 34г. с прозревшим было Бухариным случился рецидив слепоты. Он подошел к Сталину: «Коба, я готов сам себе на голову … за то, что выступал против тебя.» Он попытался облобызать Хозяина, но тот отмахнулся. Время поцелуев прошло.

Каменев, Зиновьев, Троцкий, Бухарин, Рыков, Томский, Фрунзе, Дзержинский, Петровский, Скрыпник, Косиор.

Если бы партийные лидеры объединились после смерти Ленина – они смогли бы перекрыть Сталину все пути к единоличной диктатуре. Да были ли среди них настоящие мужчины?

Фрунзе Сталин устранил первым, затем скоропостижно скончался Дзержинский. Скрыпник и Томский покончили с собой, остальных Хозяин прибрал чуть позже.

Естественный финал для тех, кто предпочел борьбе с тираном борьбу мелких самомнений или каменную верность мертвым доктринам.

Повезло Кобе на бесхарактерных, недальновидных соратников, роившихся вокруг Ленина. Да и сам вождь, преданный идее, не мог полагать, что Революция способна породить вурдалака.

Незадолго до смерти Ленин начал кое-что понимать. Наблюдая художества тов. Кобы, Ленин плакал. Куда заведут распри соратников? А они уповали на него. Они молились слепому богу. Ленин вел себя в последнее время как всепрощающий Христос, который на тайной вечере Иуде говорил «Что делаешь, делай скорее».

Крупская залилась слезами, когда Сталин объявил ей решение политбюро – воздвигнуть мавзолей. Плакала неутешно Мария Ильинична Ульянова в 29г. (Сталин убрал ее из редакции «Правды»). Рыдал старый большевик Ярославский, когда было принято решение ликвидировать общество старых большевиков.

Сталину повезло на слезливых оппонентов. Создается впечатление, что его окружали сентиментальные слепцы, вверившие ему свою жизнь.

И поводырь-семинарист не подвел свою паству. Тов. Сталин полностью оправдал надежды Ленина на создание железной диктатуры. Еще на II съезде 2 авг. 1903г. Ленин предлагал в противовес Мартову (он ратовал за создание массовой партии) – следующее «Лучше десять работающих не назвать членами, чем одного болтающего назвать». И далее: «Повторяю, сила и власть ЦК, твердость и чистота партии – вот в чем суть». Сталин ухватил эту суть как нельзя лучше и до конца использовал власть ЦК. И очень твердо проводил линию чистоты партии. II съезд стал началом конца партийной демократии.

1903г. – вот когда еще на заре истории большевистской партии была определена ее гибель. Впервые ленинская формула демократического централизма была включена в Устав в 1906г. на IV съезде.

Лестницей, по которой Сталин забрался на высокий трон, стала железная партийная дисциплина. Она сковала волю коммунистов, пытавшихся вернуть партийный корабль на путь коллективного руководства.

А лестницу Сталину поставил никто иной, как Ленин.

После смерти Ленина Сталин почувствовал: пришло время широко использовать резолюцию X съезда «О единстве партии». Фракции, групповые выступления подпадали под строгий запрет. Резолюция позволяла исключать из партии за «фракционность» или нарушение партийной дисциплины любого коммуниста, будь он даже членом ЦК. В руках Сталина это превратилось в безотказный инструмент подчинения партии воле кучки вождей – политиков, потом прихоти одного хозяина.

Нет, пожалуй, ни одного съезда, на котором бы Сталин не призывал – блюсти железную дисциплину, единство партии, это потом трансформировалось в средство укрепления сталинского единовластия. Любая попытка критики генсека приравнивалась к попытке раскола партии.

И соратники Ленина первыми бросались в бой за единство, за партийную дисциплину. Когда Косиор на XII съезде предложил покончит с практикой запрета фракций, группировок, он вовсе не думал отказываться от единства. Жаль, что такая умница, как Бухарин, пытался поднять его насмех. Зиновьев, а вслед за ним и Бухарин, уверяли делегатов, что партия теперь здоровее, чем когда бы то ни было, это самая лучшая партия.

С помощью таких рычагов, как внутрипартийная дисциплина и диктатура пролетариата, Сталин надеялся повернуть ход истории в нужном ему направлении.

Чтобы остановить его карьеру, необходимо было большинство голосов. Вот почему он с лихорадочной быстротой расставлял везде своих людей и нейтрализовал волевых, честных, а значит, опасных.

Большинство всегда право, меньшинство подчиняется большинству. Сей предрассудок пришелся сталинскому двору в самый раз.

В годы I мировой войны партия большевиков выродилась в малочисленную секту, оторванную от народа. Она ничего не определяла, ничего не решала, никого за собой не вела. Подтверждение – февральская революция (вспыхнула стихийно, и стихийно без ведома партии большевиков, завершилась падением царизма).

Сектой, замкнутой в броню демагогии, партия большевиков оставалась и весной 17г.

В 1904г. Троцкий в брошюре «Наши политические задачи» обвинил Ленина в том, что тот создает партию, которую со временем заменит ее центральный комитет, а этот ЦК, в конце концов, заменит какой-нибудь диктатор.

Ленин сделал все для того, чтобы пророчества оправдались. Он довел централизацию партийной власти до предела и связал членов партии мертвящей дисциплиной. После захвата власти большевиками остался всего один шаг до личной диктатуры. Этот шаг сделал Сталин. Ему в сапогах легко шагалось.

4. Против Ленина

Вспомним 1918г., Сталин развернул настоящую травлю Мартова, которого высоко ценил глава государства. Ленин – молчит. Почему? Неужели из одной боязни уронить авторитет члена ЦК Сталина? Неужто из соображений партийного престижа?

Фофанова (близкий человек Ленину и Крупской) так говорила об отзыве Ленина на Сталина: «Вы (Фофанова) не знаете этого человека. Он не терпит себе ни в чем противоречий. А Вы (Фофанова) работник самостоятельный, у вас начнутся конфликты, если станете с ним вместе работать» и добавил: «И знаете что еще? Сталин человек мстительный, неизвестно до какого колена он будет мстить. А у вас дети…»

Ленин явно не доверял Сталину, таился от него. Задолго до «Завещания» Ленин начал познавать характер Кобы. Склонный идеализировать своих соратников, Ленин не мог представить, что злобная мстительность и нетерпимость – всего лишь штрихи богатой сталинской натуры.

Почти весь 22 год Ленин возился с Рабкрином, наконец решил заменить наркома Сталина Цюрюпой. И тут же предложил ответственным работникам при реорганизации Рабкрина советоваться со Сталиным.

Удивительная непоследовательность. Глубокий ум, острый полемист, энергичный организатор, Ленин пасовал перед наглостью и не понимал, что Сталин несет гибель всему миру.

Последние годы жизни Ленине наполнены острыми политическими столкновениями, в центре которых неизменно был Сталин.

Год 1921. Сталин вступает в дискуссию по национальному вопросу во всеоружии верхоглядства и великодержавной спеси. Отнюдь не утруждая себя научным опровержением сторонников ленинской позиции, он пускает в ход весь жульнический арсенал присяжного демагога: вульгаризаторское передергивание, политические ярлыки и даже запугивание.

На X съезде он называет выступление Георгия Чичерина «литературщиной», а ему напоминает о меньшевистском прошлом.

Выступает он и против других ленинцев. Действует нагло, напористо, уверенный в инертности большинства делегатов, скованных партийной дисциплиной.

Между съездами – тогда интервалы были короткими – генсек продолжал свою линию. Нападки на Сафарова обернулись травлей. Ленин же поддерживает Сафарова, он в 1921г. пишет Сокольникову, председателю Туркестанского бюро ЦК РКП(б): «посылаю вам секретно. Я думаю что тов. Сафаров (по крайней мере отчасти) прав. Очень прошу Вас расследовать объективно, чтобы не дать склоке, сваре и мести испортить работу в Туркестане».

Это письмо подобно многим другим рисует истинное лицо Сталина.

1922г. Сталин дает указание Кавказскому бюро ЦК провести решение о создании федерации республик Закавказья.

Ленин настаивал на осторожном подходе к этому вопросу. Требовал соблюдения демократических норм. Сталин, выходец из Грузии, это отверг. Он подавил первую же попытку своих земляков отстоять право на независимость, декларированное Советским правительством. Подавил с присущей ему грубостью… чужими руками. Григорий Орджоникидзе приказал сторонникам ЦК Грузии выехать в Москву, в распоряжение ЦК РКП(б). Униженные грузины обратились в Политбюро. Вмешался Ленин и передал жалобу в … секретариат ЦК, т.е. в руки Сталина. Не ведал Ленин тогда, что для генсека решение пленума ЦК не помеха. Не ведал вождь, что секретариат ЦК постепенно превращается в личный секретариат Сталина.

Зато соотечественники знали, на что способен кинто, занявший кресло генсека. 22 октября ЦК компартии Грузии почти полностью подало в отставку. Сталин тот час же захлопнул ловушку: Закавказский крайком – а заправлял там делами Орджоникидзе – тотчас назначил новый состав ЦК и этот послушный ЦК был срочно утвержден Москвой.

Однако в 22г. еще можно было обжаловать решение центра и даже надеяться на справедливость. Грузинские коммунисты добились в ЦК создания специальной комиссии, но генсек не выпускал инициативы из рук: он предложил включить в комиссию Феликса Дзержинского, Мануильского и Капсукас-Мискавичуса – людей столь же покладистых, сколь недальновидных.

Решение секретариата ЦК о составе комиссии он провел через Политбюро методом опроса.

Ленин от голосования воздержался и счел нужным послать в Грузию помимо комиссии ЦК, Рыкова. Сомнения Ленина подтвердились: конфликт не угас, разразился скандал, сталинский эмиссар Григорий Орджоникидзе ударил по лицу одного из сторонников Буду Мдивани в присутствии старейшего коммуниста, члена Политбюро – Рыкова.

Что же комиссия? Она оправдала доверие генсека, признав «правоту» Орджоникидзе.

Такого рода комиссии Сталин комплектовал из сугубо своих людей (во вторую комиссию вошли Каменев и Куйбышев).

Ленин это видел, посылая повторно своих доверенных лиц. Ленин настойчиво добивался получения материалов комиссии ЦК, Сталин упорно препятствовал этому. Он установил систему жесткой цензуры и давления на секретарей и помощников вождя. Свидетель – дневник дежурных секретарей. Ленин постоянно ощущал тяжелую руку генсека, поэтому действовал в тайне от него. 24.01.23г. он вызвал к себе Фотиеву и упрекнул ее «Прежде всего по нашему «конспиративному» делу: я знаю, что вы меня обманываете». Фотиева пыталась уверить его в противном, но Ленин сказал: «Я имею об этом свое мнение».

На следующий день Ленин напоминает о материалах. 27.01 Фотиева узнала от Дзержинского о том, что документы у Сталина. Она записала «послала письмо Сталину, его не оказалось в Москве. Вчера 29.01 Сталин звонил, что материалы без Политбюро дать не может… Спрашивал, не говорю ли я Влад. Ильичу что-нибудь лишнего, откуда он в курсе текущих дел. Сегодня Влад. Ильич вызывал, чтобы узнать ответ и сказал, что будет бороться за то, чтобы материалы дали.»

Наконец 1.02 политбюро разрешило выдать материалы по «грузинскому делу». Сталин был явно недоволен. Он предложил Политбюро освободить его от хлопотливых обязанностей, связанных с наблюдением за исполнением Ленина терапевтического режима. Он, конечно же, играл, генсек. Сталин знал, что никто не решится лишить его статуса надзирателя.

Ленин тяжело переживал заблуждения большинства членов ЦК. Они пошли на поводу у Сталина. Он не мог примириться с великодержавной линией в национальной политике и создал, в противовес, свою комиссию по изучению «грузинского дела».

«Ответственными за всю эту поистине великорусско-националистическую компанию» Ленин считает Сталина и Дзержинского. Не доверяя им решение острого конфликта, Ленин в письме Троцкому 5.03.23г. просит его «взять на себя защиту грузинского дела по ЦК партии». Сталин опасается полного разоблачения и категорически запрещает Фотиевой информировать Ленина о текущих делах. Что касается материалов, то наиболее важные генсек от Ленина все же утаил. Так «пропало» заявление Кобахидзе, которому дал пощечину Орджоникидзе.

В октябре 22г. встала проблема монополии внешней торговли. Заняв сразу же антиленинскую позицию отхода от монополии, Сталин не счел нужным вникнуть в суть проблемы, посоветоваться со специалистами. Это он оставил на долю больного Ленина. За собой же он оставил право интриговать против Ленина и Троцкого. Но когда Ленину удалось убедить членов ЦК в необходимости сохранить и укрепить монополию, он бьет отбой и присоединяется в лучший момент к большинству.

Ленина уже нет в живых. Незадолго до смерти он, не полагаясь на Сталина, просил Троцкого не ослаблять давления на противников монополии.

Какие цели преследовал Сталин в национальной политике? Внедрить в партийную практику методы насилия. Добиться безусловного повиновения партийного аппарата, в центре и на местах, воле генсека. Саботировать ленинские установки и непрестанно нервировать больного вождя. Обостряя столкновения, провоцируя протесты, выявлять политических противников, конкурентов в борьбе за власть, брать на заметку (и на прицел!) их сторонников. Подобрать себе подручных, проверять и натаскивать их «в деле». Так что о национальной политике в сталинской интерпретации можно говорить лишь как об одном из средств концентрации власти в его руках и – подавления всякого инакомыслия. XII съезд не прошел гладко. Правда, Сталину удалось вывернуться – большими и хитрыми трудами. Иногда генсека подводили к самому краю пропасти, заставляя даже заглянуть туда. Он сидел в президиуме, скрывал под маской бодрой невозмутимости внутреннюю дрожь – вдруг его «забойщики» отступятся?

Генсек осатанел. Он решил взять реванш – вопреки решению о борьбе с великодержавным шовинизмом. Если бы ленинцы знали, что Сталин задумал превратить страну в казарму. Если бы они знали, что ему все равно, какими средствами будет осуществляться его голубая мечта – через великодержавный шовинизм, массовые казни или массовые танцы. Если бы они знали! Тогда и Бухарин вряд ли встал на защиту «нашего дорогого друга, товарища Кобы Сталина».

Но ревизовать решения съезда, открыто выступать против Ленина – это не амплуа Сталина.

Он инспирировал дело «Султан-Галиева». Он решил выступить с пропагандой решений XII съезда по национальному вопросу и ленинского «Письма к съезду». Сталин ударил неожиданно. По его заданию ГПУ установило за Султан-Галиевым спец. наблюдение, его арестовали за контрреволюционную деятельность. Было созвано совещание, где от ЦКК выступил Куйбышев об антипарийной и антигосударственной деятельности Султан-Галиева. Не доклад, а полицейский окрик контрольной комиссии. Задумав этот административный трюк, Сталин предвидел возможные возражения членов ЦК. Поэтому и Куйбышев и председательствующий на совещании Каменев (опять он!) и представитель татарских большевиков не забыли упомянуть о революционных заслугах обвиняемого, которым он он пользовался в татарской республике. Зачем же сразу к стенке? Пока достаточно ошельмовать т. Султан-Галиева, потолковать о националистическом уклоне, переходящем в измену. И еще одна задача Сталина – дискредитировать Ленина и его письма. Нашлись исполнители – Мануильский, Сеид-Галиев (земляк арестованного). Они поучали: надо извлечь урок – не задумываясь о великодержавном шовинизме, активно бороться с местными националистическими уклонами – точно в соответствии с антиленинской установкой генсека. Но были и критические выступления (Икрамов, Скрыпник, Фрунзе) – они говорили, что некоторые делегаты пытаются использовать «дело Султан-Галиева» для изменения политики партии, вразрез с линией, намеченной XII съездом.

«Совершенно верно!» - откликнулся Троцкий. Этой репликой он и ограничился. А ведь он мог – и на съезде, и на совещании вместе с другими ленинцами разоблачить Кобу.

Выступил Рыскулов от Туркестана, он сказал, что Султан-Галиев незадолго до ареста знал, что против него затевает ГПК, что он ни о какой тайной организации не помышлял, а хотел выступить совместно с другими товарищами в защиту разумной политики в национальных окраинах. Об этом он и написал Рыскулову. Но голос Рыскулова потонул в хоре жаждущих расправы.

Пожалуй самым замечательным было выступление Икрамова (председатель татарских большевиков). Он рассказал, что на местах накопилось много вопросов, связанных с нац. политикой партии. Но ни один работник не может обратиться к Сталину или Каменеву за разъяснениями: «…он боится, у него представление, будто бы его здесь арестуют, расстреляют.»

Неужели никто из делегатов не уловил дыхание будущего террора? Июньское совещание помогло Сталину уточнить расстановку сил.

Отлично справились со своими ролями Куйбышев, Мануильский. Потом, став Великим Вождем, Сталин милостиво позволил им умереть в своих постелях дома. Судьбой критиков он распорядился иначе. Первой жертвой стал Фрунзе. Он погиб в октябре 1925г. По распоряжению генсека его прикончит на операционном столе некомпетентный хирург. Через 8 лет застрелится затравленный Сталиным Скрыпник. С Икрамовым он расправится в 37г.

«Дело Султан-Галиева» - политическая провокация, проведенная Сталиным на вполне профессиональном уровне, с участием ГПУ, под идейным покровительством Каменева и Зиновьева, при демократическом нейтралитете Троцкого.

На этом совещании Сталин продолжал отработку методов управления партией. А управлять для него всегда означало подавлять.

В последних письмах Ленина – боль смертельно раненого человека. Он опасался раскола в партии, тревожится за судьбу союза республик и предвидит, что советские рабочие будут «тонуть в … море шовинистической русской швали, как муха в молоке». Народ до сих пор не выбрался из «полуазиатской безкультурности». Ленин подошел к осознанию беды, конкретной опасности. Но зерно истины еще не вылущивалось. Лишь в эпизодах, таких как секретные беседы с Фофановой или секретарями в горках, возникает зловещая фигура Сталина. Казалось бы Ленин отметил явные признаки перерождения части партийного и государственного аппарата. Более того, в последних работах проступает тревога за будущее, за конечный итог борьбы. Но иногда в умиравшем вожде верх брал застарелый оптимизм. В 1923г. он говорит: «В настоящее время уже нет сомнений, что в основном мы одержали победу».

А в январе 23г. на пятом пооктябрьском году, самое время было писать о нашей контрреволюции, имея в виду отнюдь не меньшевиков и не буржуазию. Царизм в России рухнул без руководящего участия Ленина, хотя он и ведомая им партия долгие годы боролись против самодержавия. Зато путь к новой монархии, уже после падения буржуазного правительства, Ленин проложил САМ – вначале всемерно укрепляя диктатуру пролетариата, затем всемерно способствуя ее перерождению в диктатуру партии и, наконец, - потворствуя захвату власти Сталиным.

В годы революции и гражданской войны какую решимость, волю отвагу проявил Ленин. И вдруг – такая непростительная терпимость к узурпатору. Сталин один был опаснее Керенского, Колчака, Деникина, Врангеля вместе взятых.

В 1921-22г. Ленин все чаще задумывался над улучшением работы центрального аппарата партии, углублением его связи с массами. Заботило его и состояние высших государственных учреждений. Он искал новые, более эффективные формы контроля деятельности руководящих органов и решил изложить свои мысли в виде предложений XII съезду партии. К 13 января 1923г. он закончил статью «Что нам делать с Рабкрином» (первый вариант) и предложил ее для публикации в «Правде». Окончательный вариант статьи получил название «Как нам реорганизовать Рабкрин».

Шли дни, а статья в печати не появлялась. На заседании ПБ тогдашний редактор «Правды» Бухарин сообщил, что Ленин недоумевает по поводу задержки публикации. Членам ПБ стало известно, со слов Крупской, что Ильич очень нервничает. Неожиданно В.Куйбышев внес предложение отпечатать «Правду» с этой статьей Ленина … в одном экземпляре и таким способом успокоить больного вождя и учителя.

Вряд ли секретарь ЦК Куйбышев осмелился внести такое предложение от своего имени. Кто подвигнул его на эту пакость?

У большинства членов ПБ хватило такта и статья Ленина была опубликована в «Правде» 25 января. Однако в тот же день Секретариат ЦК разослал во все губернские города указание не предавать этой статье практического значения. Дескать, вождь болен и не знает сам, что творит.

Но Ленин хорошо знал, что писал и зачем. И когда рекомендовал проводить заседания Политбюро в присутствии «определенного числа членов ЦК», и когда предлагал «…следить за тем, чтобы ничей авторитет, ни генсека, ни кого-либо из других членов ЦК, не мог помешать им сделать запрос, проверить документы и вообще добиться безусловной осведомленности и строжайшей правильности дел».

Вот, оказывается, что так нервировало Сталина. Кстати, то место, где Ленин упоминает «авторитет генсека», при публикации исчезло. Нетрудно догадаться – кто персонально об этом позаботился.

Что до указания губкомам – игнорировать ленинскую статью, то здесь генсек оставил явный след – это указание Сталин подписал лично.

Десять лет спустя, когда статью Ленина нарекут «гениальной», когда Сталин сменит кресло генсека на трон самозванца, он распорядится изъять свое директивное письмо из всех архивов, но 2 экз. сохранится. И несколько старых партийцев, из из бывших секретарей губкомов, случайно уцелевших, подтвердят в годы короткой оттепели получение такой сталинской директивы.

5. Флейта Силена

Как зарождалась эта «должность» - генерального секретаря.

В 1919г. была введена номенклатура ответственного секретаря. Этот пост занимали Е. Стасова, а с 1921г. – Н.Крестинский. Тогда же утвержден штат из 3-х ответственных секретарей – Микояна, Ярославского, Молотова. Последний проявил свою несостоятельность, поговаривали о его замене, но он все же проник и в следующий состав – уже с Куйбышевым и Сталиным.

В том трио 21г. доминировал Сталин: его волевому напору и властолюбию ни Молотов, ни Куйбышев не могли ничего противопоставить. Да и пытались ли? Избирательными механизмами Сталин тогда уже овладел, в технологии управления центральным аппаратом для него секретов не существовало. Свое руководящее положение в Секретариате он закрепил формально, присвоив себе статус генерального секретаря.

Нужный человек в нужный момент внес на заседание ЦК соответствующее предложение. Кто-то с места – Сталин хорошо знал, кто – поддержал и вот уже «вопрос» поставлен на голосование.

Интересно было бы установить – кто персонально из членов ПБ и ЦК выдвигал Сталина на различные посты: генсека, наркома по делам национальностей, РКИ и наконец, ответственным за соблюдение Лениным предписаний врачей.

В число этих лиц несомненно входили: Каменев, Молотов, Ворошилов, Куйбышев (но не Ленин – это домысел).

В 20-х годах этому не придавали значения: возглавляло ЦК Политбюро, председателем которого с 1922г. был Зиновьев, его сменил через год Каменев. Генсек не определял, не мог определять политический курс партии. Так думали партийные лидеры.

Вручая Кобе ключи от Секретариата ЦК, Каменев, Зиновьев, Бухарин были уверены, что он будет плясать под их дудку. Он же в такое безобидное слово – генсек – сумел вдохнуть весомое содержание. Исподволь расширял функции генсека, усиливал свое влияние в центральном аппарате и на периферии.

Руководители на местах проникались впечатлением о личном могуществе Сталина. Циркуляры, письма, резолюции, решения шли в губернии и края за его подписью. Он же назначал работников на места.

Распределением высших партийных кадров ведало организационное бюро ЦК. Эту истину Сталин оседлал сразу. В 1921г., будучи уже членом ПБ, он вошел в Оргбюро на правах непререкаемого руководителя и начал насаждать повсюду – в аппарате ЦК, Совнаркоме – своих людей.

Сталин пытался придать секретариату директивные функции. Но маневр был разгадан. На XIV парт.съезде в декабре 1925г. Каменев, преодолев обструкцию сталинских крикунов, сказал: «Мы против того, чтобы делать «вождя». Мы против теории единоначалия. Мы против того, чтобы секретариат стоял над политическим органом»

Год 1923. Уже 2 года Сталин в должности генсека, а до полной власти в партии ох как далеко. Овладеть всем аппаратом ЦК, расставить своих людей, преданных, не смеющих смотреть ему (Сталину) прямо в глаза как Скрыпник, Загорский. Среди них Молотов, Куйбышев, Ворошилов, Андреев, Ярославский. Но их мало.

И Сталин упорно укрепляет свои тылы – в Оргбюро, в Секретариате, в отделах аппарата, в редакции «Правды» и Совнаркоме.

Порядок назначения на ответственные посты в центре и губерниях через ЦК был установлен при жизни Ленина. Уже тогда диктатура пролетариата переросла в диктатуру партии.

Он, Сталин, понял – аппарат может все (в недрах аппарата можно похоронить любое решение съезда партии). Тот, кто овладел аппаратом, мог заблокировать указание политбюро или члена ПБ. Этот же деятель мог провести через аппарат, под видом директив ЦК, свое личное указание.

Когда Ленин, опасаясь политического раскола, начал диктовать строки своего «Завещания», в котором он предлагал увеличить число членов ЦК до 50 или даже 100, он имел в виду обучить цекистской работе возможно большее число коммунистов. Сталин своеобразно этим воспользовался. На XII съезде он уже шельмует, «на основании» ленинских слов, руководящих работников ЦК. Он заявляет, что внутри ЦК имеется ядро из 10-15 человек, которые наловчились в деле руководства и «рискуют превратиться в своего рода жрецов по руководству… могут заразиться самомнением, замкнуться в себя, оторваться от масс. Это ядро внутри ЦК… становится старым, ему нужна смена. ». Вот такую трансформацию претерпела ленинская рекомендация. Выразив недоверие соратникам Ленина, он предложил взять в ЦК свежих работников, имеющих головы на плечах. Но это предложение не было поддержано, еще старая гвардия политбюро была в силе.

При Ленине каждый член ЦК мог и в Секретариате и в Оргбюро и в ПБ поставить любой его волнующий вопрос, отстаивать свою точку зрения и, в случае надобности, обратиться к пленуму ЦК. Но и решение пленума, обязательное для всех коммунистов, член ЦК мог обжаловать перед съездом партии.

Эта ленинская традиция связала действия генсека. Он «терпел» до 1925г. На XIV съезде партии Сталин дозволил меньшинству выступить в последний раз. На это демократическая традиция иссякла. На следующем съезде никто с генсеком не спорил, ни один «вольнодумец» не был даже избранным.

Ленин ставит перед партией задачу – добиться полного подчинения аппарата политике партии.

Что еще нужно было Сталину? Получив этот теоретический подарок, он наивыгоднейшим образом использовал ленинские советы, лишь немного модифицировав последнее указание вождя: добиться абсолютного подчинения аппарата ЦК своей личной политике.

Как это удалось?

В борьбе за единоличную власть Сталину сопутствовали благоприятные обстоятельства – это также войдет в ответ.

Пословица «Рыба тухнет с головы» непременно приходит на ум, когда пытаешься восстановить историю перерождения большевистской партии.

Процесс начинался в верхах. Сталин взял на себя роль катализатора. При нем процесс разложения партийного аппарата (руководства) получил тройное ускорение.

На самом верху – партийные бонзы, внизу безгласная, скованная тотальной партдисциплиной. Такая схема сложилась в 1923г. Умирающий вождь был бессилен что-либо изменить. Последние годы жизни Ленина Сталин, с помощью послушного аппарата третирует основателя партии. Когда Ленин предложил кандидатуру старого коммуниста Шкловского на заграничную службу, Оргбюро провалило эту рекомендацию, Сталин устами других членов бюро – обвинил Ленина в …протекционизме. По этому поводу Ленин писал (Шкловскому): «Вы вполне правы, что обвинять меня в «протекционизме» в этом случае – верх дикости и глупости. Повторяю, что тут интрига сложная. Используют, что умерли Свердлов, Загорский и другие. Есть и предубеждения, и упорная оппозиция и сугубое недоверие ко мне в этом вопросе. Это мне крайне больно, но это факт. «Новые» пришли, стариков не знают, рекомендуешь – не доверяют, повторяешь рекомендацию – усугубляется недоверие, рождается упорство. А мы не хотим!!! Ничего не остается: с начала, с боем завоевывать новую молодежь на свою сторону». В этом маленьком письме, написанным Лениным за 2 года до смерти – трагедия вождя, теряющего партию.

К 23 году Сталину удалось сколотить небольшую, но сильную, обеспеченную высшей властью группу карьеристов.

Старые партийцы из проницательных видели, куда гнет генсек. Смельчаки: Скрыпник, Красин, Осинский, Затонский разоблачали сталинский бонапартизм, фракционные интриги генсека. На XII съезде Косиор прямо обвинил ЦК в групповщине: руководящая группа ведет свою политику, которая часто противоречит интересам партии. «Десятки наших товарищей стоят вне партийной и советской работы лишь потому, что они участвовали в дискуссиях. А в руководящие органы попадают только те, кто связан в прошлом и настоящем с руководящей группой в ЦК».

История помнит еще одну попытку вырвать центральный аппарат из цепких рук Сталина. В августе 1923г. в Кисловодске отдыхали Зиновьев, Бухарин, Евдокимов, Ворошилов, Лашевич, Фрунзе и еще несколько ответственных партийных деятелей. Прогуливаясь, они собрались в пещере, обсудили положение в ЦК – оказывается, оргбюро снимает, назначает, перемещает партийных работников, не советуясь с членами Политбюро. Все делается тихо, келейно, кто-то настойчиво продвигает на ответственные посты в Москве и губерниях своих людей. От имени этой группы послали письмо Сталину. Генсек срочно прибыл в Кисловодск, он «успокаивал» своих товарищей, пригласил их регулярно присутствовать на заседаниях Оргбюро.

Товарищи приняли к сведению сказанное Кобой. Но на заседаниях оргбюро никто, кроме Зиновьева, не появился. Да и он зашел как-то невзначай на минутку.

Никто из них не видел истинных масштабов организационной подготовки, проводимой генсеком. Никто не ведал, что уже при Ленине Коба вел слежку за каждым шагом вождя и его соратников. Через год после смерти Ленина генсек усовершенствует систему слежки.

У Сталина был сооружен подслушивающий аппарат. Все ставленники Сталина заняли в ЦК ключевые позиции. Они активно поддерживали Сталина.

Никто не ждал Ленина назад, соратники думали кем его заменить. На импровизированном совещании в Кисловодске вспоминали о принципе коллегиального руководства, советовались, как претензии Сталина на единоличное правление.

Поскольку Секретариат стал приобретать значение и силу директивного органа, есть резон ввести в него, скажем, 3-х членов Политбюро Тоцкого, Сталина, Зиновьева. Эту тройку можно составить с участием Каменева или Бухарина вместо Зиновьева. Так формулировал предложение Бухарин и составил вместе с Зиновьевым письмо Сталину. Против высказался Ворошилов, но остальные согласились с Бухариным.

Письмо отвез генсеку Серго Орджоникидзе. Тройка членов политбюро в его Секретариате – это Сталину подходило менее всего. Рядом с Троцким, Зиновьевым, Каменевым или Бухариным он выглядел бы бледно. А в секретариате Политбюро у него уже были свои люди, машина голосования не подведет. А тройка… Можно ли поместить в одну лодку волка, козу и капусту?

Сталин экстренно выехал в Кисловодск и сразу же припугнул своих соратников отставкой. «Если товарищи настаивают, я готов очистить место без шума, без дискуссии, открытой или скрытой».

Соратники растерялись: Коба их не понял, так вопрос не стоит. Тогда Сталин предложил для согласования политической линии с организационной работой ввести 3-х членов ПБ – Троцкого, Бухарина, Зиновьева в Оргбюро. Но не в Секретариат, а в Оргбюро.

И наши прожектеры пошли на компромисс.

Эта куцая реформа ничего не дала, ибо названая тройка на заседаниях Оргбюро не появлялась.

Однако кисловодский вариант встревожил генсека. Он вспомнил об этом на XIV съезде. Решив высмеять «пещерных людей» он упомянул о тогдашних переговорах в ироничном духе, повторив слова о готовности «очистить место».

6. Драка за кресло

Конкуренция за власть обостряется. Под Троцкого роют новую мину – Сталин вновь пытается пролезть в РВС. Троцкому передано «мнение» ЦК – ввести в РВС генсека. Несколько ставленников Сталина уже успели проникнуть в цитадель Троцкого. Троцкий всегда пренебрегал организационной работой, не сходил до тактических уловок, надеясь на неотразимую силу убеждения. Не то Сталин. Он вел осаду крепости по имени Троцкий по всем «правилам» политического интриганства, отвоевывая у противника одну позицию за другой.

Троцкий в своей барской заносчивости не хотел принимать Сталина всерьез, не замечал масштабов травли, не видел конечной цели затеянной против него компании.

Появились выступления против руководства (Дзержинский, Троцкий, письмо старых коммунистов, «письмо 46-ти») - полные тревоги за судьбу революции, где говорится: «режим, установившийся в партии, нетерпим. Он убивает самодеятельность партии, подменяя партию чиновничьим аппаратом. Создавшееся положение объясняется тем, что объективно сложившийся после X съезда режим фракционной диктатуры внутри партии пережил себя». Авторы обвинили руководителей, потерявших связь с партией, в проведении политики, гибельной для страны. Они предложили немедля созвать расширенное совещание ЦК. Объективное рассмотрение письма Сталина не устраивало. Созванный вскоре объединенный пленум ЦК и ЦКК объявил авторов письма фракционерами и обвинил их, вкупе с Троцким, в раскольнической деятельности.

Характерная для «вождя» деталь: резолюция октябрьского пленума не была опубликована, не был опубликован и текст письма. В 30-ые годы Сталин убьет одного за другим всех, подписавших письмо.

Но все же члены партии узнали о письме. «Правда» публикует материалы дискуссии и уже 5 декабря 23г. ПБ и президиум ЦКК приняли резолюцию, утверждающую принципы коллективного руководства и свободы внутрипартийной критики. Ссылки на «партийную дисциплину» при обсуждении вопросов партийной жизни признали неправильными, ибо такое обсуждение – неотъемлемое «право и обязанность членов партии».

Текст резолюции был опубликован в «Правде» и засекречен потом на десятилетия.

Первыми нарушили резолюцию ЦК сами члены ПБ. Одно дело декларировать критику, другое дело ее терпеть.

Новоявленные «вожди» жестоко обманули честных революционеров. Одной из первых жертв- Антонов-Овсеенко. Работая под началом Троцкого в РВС он, казалось, обязан был выступать вместе с ним. Но на собрании работников ПУРа он вырабатывает резолюцию в поддержку ЦК, а документ противников отклоняет. Когда помощник Антонова-Овсеенко Дворжец критикует Зиновьева, который вел себя на собрании вельможно, третировал оппонентов, требовал безусловного подчинения ЦК, то Зиновьев решил уничтожить дерзкого спорщика, осмелившегося «не по чину» критиковать члена ПБ (Зиновьев – человек жестокий, мстительный – как говорил о нем Антонов-Овсеенко). Дворжецкого арестовали – сослали на 5 лет.

Антонов-Овсеенко выступил на его защиту, передает заявление в ЦК, но аппарат уже наловчился отмахиваться от докучливых заявлений.

«Мы не царедворцы партийных иерархов – бросил он в лицо сталинской верхушки – неспособные руководить, вы стеной отгородились от партии и даже большевистские предрассудки мобилизовали – лишь бы заглушить голоса критические».

С тревогой писал Антонов, что в руководящей среде не прекращаются распри, что линия большинства ЦК «вредна для единства партии, подрывает моральную сплоченность армии и моральный авторитет РКП(б) в Коминтерне». «Так не может продолжаться. Остается одно – апеллировать к крестьянским массам, одетым в красноармейские шинели и призвать к порядку зарвавшихся вождей!»

Антонова объявляют фракционером, предъявляют ему необоснованные обвинения, считают, что его призыв «призвать к порядку зарвавшихся вождей» - неслыханный выпад, делающим невозможным дальнейшую его работу на посту нач.ПУРа. На январском пленуме ЦК 1924г. он смело разоблачал клеветническую кампанию, начатую центральным аппаратом против него с целью запугать всех активных коммунистов, причисленных к «троцкистской оппозиции».

«Я отнюдь не заблуждаюсь», - заявил Антонов членам ЦК – что этой широко ведущейся компании дан определенный тон, и никем другим как тов. Сталиным.

Со злобными обличениями Антонова выступал Лашевич. Бухарин, Томский, Петровский молчали. Оклеветанного, униженного, его отправили с дип. поручением в Китай.

Спекулируя на ленинской доктрине единства партии, Сталин все круче завинчивает гайки партийной дисциплины, глушит любые попытки критиковать триумвират.

Почему же молчали на заседании янв. Пленума ЦК видные партийные деятели с героическим прошлым? Боялись за себя? И это было. Многие не смогли еще уловить суть происходящего, а те, кто учуял запах главной кухни, решили его не замечать, поскольку лишь Сталинский триумвират способен вывести партию на правильный путь. Троцкий же заведет не туда. Так они думали. Происходила «драка за кресло», как выразился сам Коба.

В Сталине видели опасного узурпатора, но и Троцкий в роли диктатора не сулил никому добра.

В 1918г. не Троцкий ли учредил институт заложников из родственников царских офицеров.

1921 – Троцкий подает в «Правде» голос за внутрипартийную дискуссию, а на другой день выступает с письмом, противопоставив себя ПБ.

По части диктаторства, самолюбования, веры в собственную непогрешимость они могли потягаться, Троцкий и Сталин.

7. Завещание

22 мая 1924г. на пленуме ЦК Крупская говорит о письме Ленина, которое она принесла и которое Ленин просил зачитать еще при жизни на XII съезде партии. Это не было сделано. Крупская прочитала это письмо. Решено было его размножить, чтобы прочли все члены ЦК (В письме краткие характеристики возможным преемникам Троцкому, Зиновьеву, Каменеву, Бухарину, Сталину) и прочесть Завещание перед открытием съезда по партийным делегациям в присутствии представителей ЦК.

Но ночью агенты ГПУ объезжали квартиры членов ЦК и гостиницы, они отбирали письма, назвавшись курьерами ЦК и предлагали расписаться в спец. реестре.

В ту майскую ночь партия вступила в новую эпоху.

После смерти Ленина Сталин мог позволить себе некоторые «вольности». Во время чтения Завещания на собрании делегатов московской организации представитель ЦК Сталин бросил злобно «Не мог умереть, как честный вождь».

На XIII съезде на заседании пленума, расставив предварительно своих людей, встав в позу обиженного, он сказал, что «если товарищи считают, что Завещание является таким документом, который лишает меня всякого политического доверия, я уйду с поста генсека». Одной ногой он уже стоял перед ямой. Спас его Зиновьев. Он заверил всех, что Сталин осознал свои ошибки и полностью воспринял критику Ленина, что он на деле доказал готовность соблюдать товарищеский, подлинно партийные отношения. И товарищи отговорили Кобу. Они, идеологи партии, не хотели нести бремя административной работы. Сталин как организатор и распорядитель уже обрел основательный опыт, а вождем-диктатором ему не сделаться вовек. – не те кондиции. Спустя 14 лет Коба «отплатит» своим спасителям.

Люди, прошедшие подполье, тюрьмы, смерть – в год смерти Ленина растерялись. В Сталине они увидели нового вождя, решительного, не ведающего сомнений.

Свою ошибку они осознают нескоро. За одно упоминание о Завещании давали 10 лет лагерей, расстрел тоже давали.

8. Тактика

Как это ему удалось?

В деле Султан-Галиева он заигрывал, применял «подсадки», использовал мотивы личной вражды, манипулировал марксистскими догмами, при этом его не покидала наглая самоуверенность. Завидная черта! Шовинист самой твердой пробы, он на XII съезде обвинит группу Мдивани-Махарадзе в том, что они, якобы, выступают против армян, азербайджанце, аджарцев.

Прием встречного иска Сталин успешно применял на всех этапах политической карьеры.

Он обладал способностью вызывать споры, где его интересовали срывы, то, что можно взять на заметку.

Помимо пробивной хитрости и сатанинского упорства, умения подбирать под себя надежные кадры подручных-исполнителей и искусного использования постоянных распрей идеологов-вождей, он играл на централизме. Превращая его в диктаторский.

Тяготясь авторитетом Ленина, он еще в 1918г. предлагал Троцкому объединиться против вождя, в «Правде» он писал, что победой в 1917г. партия в первую голову обязана Троцкому. Разделяй и властвуй!

А в 23г. на XII съезде он вместе с Каменевым и Зиновьевым составил триумвират – против Троцкого.

Решающий этап за власть 1923-1924г. – Сталин встретил его уже зрелым мастеров политических провокаций. Как никто он умел сшибать лбами своих конкурентов, всегда оставаясь в стороне и – над ними.

Устроит провокацию – уйти в тень – свалить вину на других – выдать себя за несгибаемого ленинца – такова типовая схема участия Сталина в политических событиях первого послеоктябрьского десятилетия.

Ценное качество Сталина, политического стратега – он успевал рассчитывать варианты на несколько ходов дальше, нежели конкуренты. Дальше и точней. И еще – неутомимость. Он не прекращал попыток подавить, обезвредить конкурентов: ни днем, ни ночью он не оставлял их в покое.

В декабре 25г. к триумвирату присоединился Троцкий. Но уже через несколько дней союз распался.

Троцкий снова стал призывать молодежь спасти партию от перерождения, против бюрократии, диктатуры.

Сталин совершает политическое убийство. Задумав убрать Троцкого с поста председателя РВС и наркома военноморских сил, Сталин смирился с кандидатурой популярного в партии Фрунзе, победителя Врангеля.

Но Фрунзе, хотя и уступал по всем статьям Троцкому, был не только видным революционером, но и признанным полководцем. У него со Сталиным получилась неустойка: он не принял сталинский диктат в армии, а в спорах, возникавших в ПБ нередко отвергал сторону Зиновьева и Каменева. «Теперь ключ от армии у Фрунзе. Но этот ключ должен быть у меня в кармане. Фрунзе, конечно, заслуженный товарищ, герой Крыма, соратник Ленина, близкий соратник. Ну что ж, похороним его рядом с мавзолеем дорогого Ильича. А наркомом поставим Ворошилова. Клим один из самых покладистых дураков. И народ его любит» - так рассуждал генсек.

Лечил Фрунзе опытный военный врач Мандрыка. Здоровье сорокалетнего Фрунзе было подорвано, но он не обращал внимания на желудочно-кишечные кровотечения, на ослабленные легкие. В июле 25г. с наркомом случились две аварии автомобильные. Две подряд!

Ворошилов сказал, что после второй он повредил сильно руку и ногу, потребовалось вмешательство хирурга.

В начале сентября Фрунзе поехал в Мухалатку (Крым). С ним был его врач. Там отдыхал Сталин. Сталин вмешался внезапно. Он отправил Мандрыку в Москву и вырвал из столицы профессора Розанова и Касаткина.

«Приезд московских врачей подействовал на Фрунзе скверно» - вспоминал Ворошилов в 1926г. 29 сентября. Фрунзе выехал в Москву, его положили в кремлевскую больницу. Его навещали родные, друзья. Кроме его лечащего врача – Мандрыки. Рязанов настоял на операции, но в Кремле не было хирургического отделения и его переводят в Боткинскую. Консилиум – 17 специалистов – большинством голосов, под явным давлением Рязанова решаются на операцию. При этом никто из консультантов его не осмотрел. Врачи знали, что Рязанов представляет волю генсека. (В 1918г. Рязанов лечил раненого Ленина.)

Генсек настоял на операции Фрунзе. Мандрыка, спасая своего пациента, просил, уж если поступило такое распоряжение – не применять при операции общей анестезии. Ни в коем случае не применять. Сталин отстранил врача.

31 октября 1925г. Фрунзе погиб на операционном столе от паралича сердца. Ему дали двойную дозу хлороформа. Вскрытие показало, что язва зарубцевалась. Жена Фрунзе, осознав, что его убили, покончила с собой.

Фрунзе похоронили на Красной площади 4 ноября. О своей «безграничной» скорби говорит Сталин. «Может быть, это именно так и нужно, чтобы старые товарищи так легко и так просто опускались в могилу».

Прошло 5 лет. Федоров (хирург) – бывший лейб-медик Николая II, беседует с помощником нач. главного лечебно-санитарного управления Ивановским и говорит: «Я оперировал Серго, почку удалил. Сто лет будет жить. А вот Фрунзе оперировали зря. Я возражал категорически: операция наркому была противопоказана категорически. А Розанов взялся, и вот… зарезали»

Люди, близкие к партийным верхам, не сомневались в том, что смерть Фрунзе – политическая акция устрашения. Позднее медицинское убийство станет излюбленным тактическим оружием Сталина.

Писатель Пильняк написал на эту тему пьесу. Тему ему подсказал Воронский, а тому – Радек. Когда Радека спросили, почему он это сделал, тот ответил: «Знаешь, в борьбе все средства хороши».

Писателя Сталин уничтожил.

Сталин имел штатных крикунов – клака – послушно выполняет волю Хозяина. Управление клакой стало искусством, наукой. Историки замолчали имя основоположника этой науки.

Помимо штатных крикунов Сталин держал под рукой дежурных ораторов, готовых выступить на съезде против конкурентов на лестнице власти. Сталин всегда находил обезьян, таскавших для него каштаны из самого жаркого огня.

Технология подготовки и проведения съездов, технические и тактические приемы вырабатывались в партийных канцеляриях годами.

В свое время Сталин прошел основательную школу внутрипартийной тактики под личным руководством Ленина. Перед созывом XII съезда, в январе 1922г., Ленин поручил Кобе командировать в Сибирь Микояна. «Важно, чтобы как можно меньше делегатов, сторонников Троцкого, попало на съезд» - сказал Сталин, передав указание вождя. Беседовали на квартире Сталина. Пришел Ленин и тогда уж лично проинструктировал Микояна – как лучше провести эту тактическую операцию. Во время работы XI съезда, после второго дня, Ленин собрал своих сторонников и наметил состав ЦК. Потом совещался второй раз: кого совсем отвести из кандидатов, кого из оппозиционеров оставить, чтобы не озлоблять товарищей, не обострять обстановку. В этих совещаниях участвовал Сталин. И в других подобных. Так накапливался опыт.

Один из английских писателей сравнил XV съезд партии с великолепно поставленным и сыгранным спектаклем. Действительно, Сталин предусмотрел даже реплики, организовал сложную систему взаимодействия оратора с хором.

9. Последние ступени

«Я не допущу никакого переворота!» - заявил Дзержинский в 1926г. на июльском объединенном пленуме ЦК и ЦКК, когда речь зашла о внутрипартийных распрях. Через несколько часов после выступления он скончался. И никто не успел сказать ему: - Эх, тов. Юзеф, тов. Юзеф! Переворот-то уже прошел!

В далекой юности будущий председатель ВЧК дал клятву – бороться со злом. И… мало кто сделал столько для торжества зла, как железный Феликс.

С 26г. Сталин начал организационно закреплять совершенный им переворот. На XV съезде (декабрь 1927г.) генсек убрал из руководящих парторганов 75 активных оппозиционеров, некоторых исключил из партии. А всего вычистили из партии около двух тысяч.

Обозревая десятилетнее движение Сталина к единоличной власти, приходишь к убеждению, что на него работали законы истории.

Ленинская диктатура пролетариата как нельзя более способствовала узурпации власти диктатором. На XII съезде партии генсек намекнул на возможность трещины в диктатуре пролетариата. Но ведь диктатура в 17г. уже рождалась органическим пороком. Все последующие годы Сталин только расширял эту трещину.

Изобретательными интригами, бульдожьим упрямством, неусыпным вымогательством он добился кресла генсека, затем с помощью тех же средств сделал это кресло главным в аппарате ЦК. Иоффе (соратник Ленина) перед самоубийством в 27г. написал статью с заголовком «Термидор начался», он еще при жизни Ленина разглядел под маской «своего в доску парня» лицо узурпатора власти, могильщика революции. Он упрекал и Троцкого, с которым был близок. «Вы всегда правы, но вы всегда отступаете».

Демократический централизм скоро обернулся централизмом тотальным, а решение о единстве партии сделало критику руководителей невозможной, сковало инициативу снизу. Благодатной почвой для произрастания чертополоха оказалось ленинское окружение. В среде рыцарей революции не нашлось человека, способного перешагнуть через партийные предрассудки и объединить надежных товарищей перед узурпатором. Что до политиканствующих карьеристов, то Сталин их устраивал, а некоторые хотели использовать сложившуюся обстановку в своих личных «царствующих» амбициях. Все они – «чистые» и не очень «чистые» - представляли силы разрозненные, все они предпочитали решительным действиям увещевания, дискуссии, прожекты.

Все слова, слова, слова.

Теми же недугами страдал Ленин. Он видел, что его детище, партия, захлебывается в карьеристской накипи, но ничего не предпринимал, уверовав в очистительную силу «рабочей прослойки» и ветеранов революции.

Ну, Малиновского прозевал. Теперь вот – Сталин. Что это, интеллигентская близорукость или…

Он таился от Сталина, опасался его, писал слезницы Шкловскому, шептался с доверенными товарищами, написал в Завещании про грубый характер генсека.

Все слова, слова, слова.

Ленин – партийный вождь достаточно часто бывал неразборчив в средствах. А вот к Сталину проявил странную деликатность, терпимость.

Объективные причины, породившие сталинщину, выстраиваются в логический ряд.

А субъективные?


Хостинг от uCoz